Четверг, 21.09.2017
                       


МЕНЮ
УЧИТЕЛЮ БИОЛОГИИ
К УРОКАМ БИОЛОГИИ
ПУТЕШЕСТВИЕ В МИР РАСТЕНИЙ
В МИРЕ ЖИВОТНЫХ
АНАТОМИЯ БЕЗ ТАЙН И ЗАГАДОК
ИНТЕРЕСНО УЗНАТЬ
БИОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗВЛЕКАЛОВКА
Категории раздела
ПРИЧУДЛИВЫЕ ДЕРЕВЬЯ [30]
РАСТЕНИЯ - ГЕНИАЛЬНЫЕ ИНЖЕНЕРЫ ПРИРОДЫ [46]
ЛЕГЕНДЫ О ЦВЕТАХ [70]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Файлы » ПУТЕШЕСТВИЕ В МИР РАСТЕНИЙ » ЛЕГЕНДЫ О ЦВЕТАХ

ОРХИДЕЯ
01.12.2016, 18:57

Лепестками атласными рдея,

Как восход над покоем воды,

Зацвела на заре орхидея,

И от счастья запели сады.

«Видом орхидей следует наслаждаться так же, как насла­ждаются, целуя женщину или слушая стихи. Посмотрите на нее долгим, внимательным взглядом. Полюбуйтесь нежно­стью контуров и разнообразием узоров. От отдельных частей перейдите к созерцанию пышной композиции в целом. Погру­зитесь в богатство тонов и вкусите его с самозабвением, с ка­ким отдаются хорошему настроению. Пусть от вас не усколь­знет ни один из ее оттенков, образующих пеструю гамму, омут цветов, в который бы хотелось нырнуть и не всплывать» — так сказал об орхидеях чешский садовод Ян Сатрап.



«Многие виды орхидей,— объясняет в своей книге «Охот­ники за орхидеями» чешский писатель Франтишек Флос,— растут на стволах или ветвях деревьев, их корни висят в воздухе, получая из него питание — главным образом угле­кислый газ; некоторые орхидеи живут на корнях деревьев, а многие вырастают прямо из клубней, находящихся в по­чве».

Около двухсот шестидесяти лет назад орхидеи были от­крыты в неприступных чащах Центральной и Южной Амери­ки, после стали известны в Европе, где началось повальное увлечение этими экзотическими цветами.

За клубень или росток редкой орхидеи платили бешеные деньги. В тропики снаряжались экспедиции. Многие сборщи­ки погибали от ядовитых змей, голода, тропической лихорад­ки и от стрел коренных жителей-индейцев.

Погибли ботаники Фалькенбург из Панамы, Клебек из Мексики, Уиллис из Бразилии, Диганс из Эквадора. Не доплы­ла до Англии ни одна из тысяч орхидей, добытых на Филип­пинских островах. Сгорело судно, везущее в Европу четыре тысячи орхидей с берегов реки Ориноко.

Но были и отдельные удачи. Группе американских соби­рателей орхидей, искавшей счастья в дебрях Юго-Восточной Азии около Калькутты, повезло. Возвратившись из длитель­ного и опасного похода, они похвалялись, что сделали непло­хой бизнес, получив за несколько орхидей сто тысяч долла­ров.

Хищническая охота за орхидеями привела к тому, что многие их виды исчезли. Стоимость ценных и редких растений заметно подскочила. Если в 1886 году цена редкой орхидеи из Колумбии составляла сто пятьдесят фунтов стерлингов, то через двадцать пять лет эта цифра увеличилась в десятки раз.

Но выращивать орхидеи не умели. Вырванные из родных мест, они или гибли в пути, или усыхали в теплицах и оранже­реях.

— Приобретать орхидеи так же увлекательно, как играть на бирже,— пояснял писатель Герберт Уэллс.— Это своего рода спекуляция. Перед вами сморщенный коричневый ко­решок, и ничего больше. Быть может, растение умирает, или уже умерло, быть может также, оно является драгоценным приобретением, а такие случаи бывали не раз,— на глазах счастливого обладателя мало-помалу разовьется какая-ни­будь разновидность, которую необычный завиток лепестка или особенная нежность превратят в сокровище. На нежно- зеленом стебле, быть может, расцветет предмет вашей гордо­сти, который принесет вам бессмертие— ибо чьим именем надо увековечить новооткрытое чудо природы, как не именем того, кто его открыл?»

Теперь выращивание орхидей поставлено на научную ос­нову. Многие трудности преодолены, хотя и продолжаются поиски путей, как сделать их культуру вполне доступной и заставить капризное растение быть покладистее.

Можно надеяться, что недалеко то время, когда каждый из нас при желании может не только полюбоваться орхидея­ми в любой оранжерее, но и поставить на своем столе букетик цветов, выращенных на приусадебном участке. Ведь девять из десяти садоводов самым прекрасным, самым желан­ным считают цветок орхидеи, хотя с давних времен за ними утвердилась слава красавиц неприступных и капризных, как это часто бывает с обладательницами редчайшей кра­соты.

В немом изумлении застываешь перед этими цветами и не знаешь, чему удивляться: неподражаемой ли окраске, изы­сканной ли форме лепестков или тонкому аромату. К тому же некоторые цветы природа наградила еще и долгой жизнью: они могут цвести от сорока до девяноста дней, оставаясь такими же свежими и красивыми.

Орхидей насчитывается свыше двадцати пяти тысяч видов. По уверениям немецкого натуралиста Александра Гум­больдта, «целой жизни художника не хватит на то, чтобы нарисовать все роскошные орхидеи». И действительно, трудно изобразить на холсте замысловатые завитки лепестков, напо­минающие крылья фантастических бабочек.

Когда известного американского естествоиспытателя Лю­тера Бербанка спросили, не пробовал ли он заниматься улуч­шением орхидей, Бербанк долгое время с удивлением смотрел на спросившего и категорически ответил:

— Улучшать орхидеи? Но кто же может их улучшить? Разве можно превзойти само совершенство?

Орхидеи любят тропический климат, но и в нашей стране насчитывается сто двадцать родственниц тропической краса­вицы, их можно встретить даже в северных районах, за исключением самых холодных.

Кажется, совсем недавно по полянам и опушкам леса разносился сильный аромат. Это цвела ночная красавица любка. Ее белые свечечки зажигались повсюду. Теперь мы не ждем ароматов ночной фиалки и не надеемся на встречу с ней. Любка стала редкостью и ушла в глубину леса... А рвать и собирать ночную фиалку категорически запрещено. И если когда-нибудь на прогулке в лесу или на опушке вам повезет и вы увидите в траве одну, две или несколько серебристых свечечек— не губите их, остановитесь, вдохните их аромат с лесными запахами. Посмотрите, как чудесно дополняют эти свечечки ансамбль поляны, каждая травинка которой, каж­дый цветочек полны обаяния, красоты и жизни...

У цветка два довольно крупных листа, похожие по форме на ландышевые. По этому признаку ночной фиалке и было дано название любка двулистная. Листья ее, как ладони, бережно держат зеленовато-белый стебелек, на конце которо­го словно порхают нетающие снежинки. Рассмотрите эти цве­точки и мысленно увеличьте их— и вы увидите перед собой настоящую орхидею, о которой грезят садоводы.

Белые хрупкие лепестки образуют замысловатую форму. Два боковых— словно легкие крылья парящей птицы. Три верхних— шалашик: они оберегают от дождя и ветра спря­тавшиеся под ними тычинки и пестик.

Нижний лепесток у всех орхидей называется губой. Он самый яркий и крупный и потому зачастую служит площад­кой для насекомых-опылителей. А завершает цветок длин­ный, изящно изогнутый шпорец.

В хитроумном цветке все подчинено главному: оставить после себя потомство. Нежный аромат, усиливающийся к ве­черу, и белый цвет лепестков, хорошо заметный в сумерках, притягивают к себе ночных бабочек.

За несравненный запах ночную фиалку называют люб­кой, что равносильно словам «любимая» или «возлюблен­ная». Говорят, что из клубней ночной фиалки готовили в древности любовные напитки, которые будто бы возвращали молодые силы и нежные чувства.

Другие названия ночной фиалки больше связаны с ее запахом. Называют ее и полевым жасмином, и диким бальза­мином, и ночными духами, и ночной красавицей, и даже «люби меня— не покинь».

В нашей стране встречается восемь видов любки. Растут они в основном по затененным лесам, на полянах и на болотистых лугах.

Михаил Пришвин о ночной фиалке писал: «На мое чутье, у нашей ночной красавицы порочный запах, особенно под конец, когда исчезнут все признаки весны и начинается лето. Она как будто и сама знает за собою грех и стыдится пахнуть собой при солнечном свете. Но я не раз замечал: когда ночная красавица потеряет первую свежесть, белый цвет ее потускнеет, становится желтоватым, то на этих последних днях своей красоты она теряет свой стыд и пахнет даже на солнце. Тогда можно сказать, что весна этого года совсем прошла и такой, как была, никогда не вернется».

Известный русский исследователь природы ошибся. Не отцветая пахнет ночная фиалка сильнее всего, а именно в первые минуты цветения, когда в густой ночной темноте распахивает свои бело-зеленоватые венчики. И тогда несрав­ненный запах так течет из лунного света в тень, так заливает поляну ароматом, что вся поляна и вся ночь на мгновенье затихают от удовольствия, а затем, как бы опомнясь, запле­щутся, зашелестят листочками, купаясь в ароматических ваннах.

Примерно в тех же местах, где живет ночная фиалка, растет и другая северная орхидея — кукушкины слезки (ятрышник). Родственницы и цветут в одно время, и схожи между собой. Только листья у кукушкиных слезок пошире и разрисованы они неповторимым фиолетово-бархатным узорцем да цветы не белые, а розовато-сиреневые, но по аромату кукушкины слезки значительно уступают ночной фи­алке.

Растет у нас и еще один вид орхидеи — венерин башма­чок. Он до того прекрасен, что и впрямь может быть посвя­щен богине любви и красоты. Его волнистые, словно летящие темно-пурпурные лепестки легки и изящны. Губа у башмачка вздута и похожа на переднюю часть атласной туфельки.

В лесах севера и юга, Сибири и Дальнего Востока живут и другие орхидеи. Это и холодостойкая, встречающаяся даже на границе с лесотундрой калипсо с изящными сирене- во-розовыми лепестками и белой губой, и причудливая орхи­дея Крымских гор — комперия. Но, пожалуй, самая ориги­нальная среди наших орхидей и одна из редчайших — офрис. Проходя мимо нее, всегда удивляешься тому, что на каждом цветке сидит насекомое, похожее на пчелу или осу. Хорошо видны и пушистое брюшко, и крылышки, и бархатистые усики на голове. Насекомые, прильнув к цветам, как бы пьют нектар. Только внимательно присмотревшись, видишь, что это и не насекомое вовсе, а хитрая приманка цветка. Этой подсадочной пчелкой привлекает он для опыления диких пчел и особый вид ос.

Каждый цветок дает до десяти тысяч мелких, как пыль, семян. Но прорасти и выжить семена могут, только попав на определенные грибы, обитающие в почве.

А невзгод для орхидей и для их спутников грибков с каждым годом прибывает. Все больше осушаются болота и вырубаются леса, из-за чего меняется привычный микро­климат и вся экологическая среда лесных обитателей.

Многие ли знают, что даже у самой «простенькой» из наших орхидей— любки двулистной— от созревания семян до появления цветов проходит шесть-семь лет? А венерин башмачок зацветает только на восемнадцатом году!

Потому и исчезают прекрасные цветы, жемчужинки лес­ной флоры. Тускнеют без них краски леса. Но есть надежда, что они вернутся в наши леса: тридцать девять видов отече­ственных орхидей внесено сейчас в Красную книгу, взято под охрану закона. Во многих странах выработано специальное законодательство, ограничивающее сбор и экспорт орхидей.

Орхидеи называют семейством «аристократов» среди рас­тений. За красоту и уникальность многие страны выбрали местные орхидеи своими национальными символами. Орхи­дея перистая высокая — национальный цветок Панамы. В центре этого снежно-голубого цветка как бы сидит кроткий голубь со слегка приподнятыми крыльями. Испанские мона­хи, впервые увидевшие перистерию в Мексике, сочли ее цве­ток воплощением святого духа и с тех пор используют при богослужении.

Индейцы до сих пор поклоняются этому цветку. Виды катлеи избраны национальными цветками Коста-Рики и Вене­суэлы, ликаста же является национальным цветком Гвате­малы.

В тропических лесах орхидеи растут на деревьях, но не паразитируют: корнями впитывают воду прямо из воздуха, а питаются пылью, которая на них оседает.

В июне 1982 года советские космонавты Анатолий Березо­вой и Валентин Лебедев (а до них Валерий Рюмин и Владимир Ляхов) брали на борт космических кораблей орхидеи. Вале­рий Рюмин заметил, как не по-земному энергично начала развиваться у орхидей система воздушных корней. А цветы почему-то опали на пятый день. Эти растения вернули на землю, они продолжали расти, но больше так и не зацве­тали.

И тогда ученые создали для растений установки, дающие возможность электростимулировать корневую систему, точнее дозировать подачу воды, даже воздействовать на растения магнитными полями.

В свое время здесь была поставлена точка, и автор с не­терпением стал ожидать радостных сообщений отечественных ботаников, но неожиданно прочел в газете «Советская инду­стрия» сообщение о похищении единственной в мире орхидеи- космонавта доритис пульхерримы неким Тюриным.

Доритис пульхеррима в свое время совершила путеше­ствие на орбиту в космическом корабле «Союз-36», длительное время являлась объектом исследований на станции «Салют- 6». Заботливо возвращенная на землю, поселилась в Ботани­ческом саду Академии наук Украины для дальнейшего изучения и вдруг... исчезла навсегда: единственная в мире орхидея- космонавт, похищенная «коллекционером«-стяжателем, по­гибла.

Работы по массовому орхидееводству в нашей стране начаты в се­мидесятые годы. В промышленное производство пока внедре­но только три их вида. Похищенные растения были собраны советской экспедицией в тропических странах и предназнача­лись для последующего этапа развития орхидееводства. Но в связи со случившимся эксперты считают, что «работа по некоторым видам орхидей отброшена на пять-десять лет. А если учесть, что за семьдесят лет это была лишь вторая экспедиция советских ботаников в тропики после Н.И.Вави­лова, то надежды на восстановление отдельных видов практи­чески нет».

И тем не менее хочется верить, что отечественные цвето­воды изыщут возможности по восстановлению и разведению утраченных видов орхидей.

В настоящее время выращивание этих растений стало одним из ведущих направлений в цветоводстве многих стран.

Наиболее развита культура орхидей в США, особенно в Калифорнии, откуда экспорт отдельных видов измеряется сотнями тысяч экземпляров в год.

Категория: ЛЕГЕНДЫ О ЦВЕТАХ | Добавил: admin | Теги: мифы о цветах, занимательная ботаника, интересно о цветах, как распространялись цветы, История цветов, Легенды о цветах, как появились цветы, биология
Просмотров: 40 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
РАЗВИТИЕ БИОЛОГИИ

БИОЛОГИЧЕСКИЕ СПРАВОЧНИКИ
Поиск
Н А Ш И   Д Р У З Ь Я








Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Вход на сайт

    Copyright MyCorp © 2017
    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru