Пятница, 03.04.2020
                       


МЕНЮ
УЧИТЕЛЮ БИОЛОГИИ
К УРОКАМ БИОЛОГИИ
ПУТЕШЕСТВИЕ В МИР РАСТЕНИЙ
В МИРЕ ЖИВОТНЫХ
АНАТОМИЯ БЕЗ ТАЙН И ЗАГАДОК
ИНТЕРЕСНО УЗНАТЬ
БИОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗВЛЕКАЛОВКА
Категории раздела
КАК МЫ ДУМАЕМ [104]
ОТКРЫТКИ "В ЦАРСТВЕ ФЛОРЫ" [354]
ЕСТЕСТВЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ БИОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ [48]
БИОЛОГИЯ ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА И ДРУГИХ ЗВЕРЕЙ [156]
МОРСКИЕ ЖИВОТНЫЕ [124]
ДАРВИНИЗМ В ХХ ВЕКЕ [60]
ДОИСТОРИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ [45]
ОЛИМПИАДЫ ПО БИОЛОГИИ [36]
ЧУДЕСНАЯ ЖИЗНЬ КЛЕТОК: КАК МЫ ЖИВЕМ И ПОЧЕМУ МЫ УМИРАЕМ [0]
ВИКТОРИНЫ К УРОКАМ БИОЛОГИИ [10]
РАЗВИТИЕ ЖИЗНИ НА ЗЕМЛЕ [32]
ЭТОЛОГИЯ - ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО [37]
БИОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗВЛЕКАЛОВКА [28]
ЭНТОМОЛОГИЯ ДЛЯ ЛЮБОЗНАТЕЛЬНЫХ [36]
ЧЕЛОВЕК [123]
МИКРОБЫ ХОРОШИЕ И ПЛОХИЕ [58]
РАСТЕНИЯ [168]
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ СПОСОБНОСТЕЙ ЖИВОТНЫХ К КОЛИЧЕСТВЕНЫМ ОЦЕНКАМ ПРЕДМЕТНОГО МИРА [4]
ЧТО ВЫ ЗНАЕТЕ О СВОЕЙ НАСЛЕДСТВЕННОСТИ? [29]
СЕКРЕТЫ ПОВЕДЕНИЯ Homo sapiens [99]
ЕГЭ НА ОТЛИЧНО [10]
АУДИОКНИГИ ПО БИОЛОГИИ [6]
ИНТЕРЕСНЫЕ ЖИВОТНЫЕ. А ВЫ И НЕ ЗНАЛИ? [49]
ЗАДАНИЯ НА ВЫБОР ПРАВИЛЬНОГО УТВЕРЖДЕНИЯ [0]
ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ ПО БИОЛОГИИ [43]
ЛАБОРАТОРНЫЕ РАБОТЫ ПО БИОЛОГИИ [40]
РАБОЧИЕ КАРТЫ ПО БИОЛОГИИ [6]
ЗООЛОГИЯ БЕСПОЗВОНОЧНЫХ [61]
ЛЕТНИЕ ТВОРЧЕСКИЕ РАБОТЫ УЧАЩИХСЯ ПО БИОЛОГИИ [12]
ЗООЛОГИЯ [87]
СТАНОВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА [17]
ЛАБОРАТОРНЫЙ ПРАКТИКУМ ПО ЗООЛОГИИ [55]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » ЭТОЛОГИЯ - ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО

Чем отличается территория от ареала

Ареал — это все страны на Земле, в которых обитают животные какого-либо вида. Например, наши белки живут в Европе и Северной Азии — это их ареал.

Но не всюду в пределах этого ареала найдете вы белок: нет их, например, в степи. Нет и в тундре, и в пустынях, которые встречаются, и в немалом числе, в очерченном нами на карте беличьем ареале. Живут белки только в лесах, а суслики, наоборот, в степях, бегемоты и выдры — у рек и озер, а леса, где нет воды, избегают. Места и ландшафты, в которых поселяются животные и к которым приспособились, называют биохором.

Но и в лесу не все животные скачут где попало. Белки предпочитают деревья, зайцы и лисы бегают по земле. Глухарей и белых куропаток напрасно искать в дубовых рощах: им нужны глухие таежные леса. А серые куропатки, напротив, тайгу не любят, а обитают в перелесках, на краю степей и полей. Это их, как говорят, биотоп.

Всю зиму куропатки держатся вместе, кочуют стаями, но весной разделяются на пары, и каждая пара от большого и прежде общего для всех куропаток биотопа «отрезает» в единоличное владение небольшой «кусочек». Это их территория, которую они храбро защищают от других куропаток.

Разделение всего обитаемого пространства на территории обеспечивает каждому виду животных более равномерное использование биотопа, всех земель и мест, пригодных для жизни. Бессознательная борьба животных за свой кусок земли, воды или дерева ведет к цели весьма разумной: не бывает так, что где-то их поселяется слишком много, а где-то слишком мало.

За миллионы лет эволюции весь земной шар бесчисленное число раз делился (делится и поныне) на миллионы миллионов индивидуальных территорий.

Территории бывают большие, маленькие и совсем крошечные. Все зависит от вида животных, их размеров и от того, как добывают они свое пропитание. Главное, чтоб территория могла прокормить звериное, птичье или рыбье семейство или стаю. Для травоядных, например, важно, чтобы на занятой ими территории росло столько травы, чтобы они могли съесть не меньше, скажем, чем за месяц. И чтобы там, где всю съели, она успела вырасти, когда стадо, кочуя по территории, вновь придет туда. Если места, где они живут, очень плодородны, то и территория может быть меньше, чем в районах, где корма мало. Следовательно, чем обильнее кормом земли, тем меньше (по площади) на них территории, тем гуще население животного царства.

На своей территории звери и птицы больше «уверены», что их самки останутся им верны. Некоторые даже и не позволяют им заходить или залетать в чужие владения. И как только такое заметят, сейчас же гонят домой.

И «имущество» свое, конечно, легче уберечь от воров, когда у тебя охраняемые границы. Ведь воровство — порок не только человеческий. Птицы-беседочницы воруют всякие безделушки у соседей. А пингвины — камни из чужих гнезд, да так усердно, «что неохраняемое гнездо буквально тает на глазах». Пеликаны, пишет Реми Шовен, «выглядят такими испуганными, совершая кражу, что даже издали видно, чем они занимаются».

У насекомых, пауков, рыб, лягушек, ящериц территории обычно маленькие: несколько квадратных метров или даже сантиметров, например, у рыбок в аквариумах. Зоологи решили измерить некоторые территории и нашли, что у тропических ящериц они не больше 30–40 квадратных метров, у техасских лягушек 400 квадратных метров, у лебедя — один квадратный километр, у косули примерно в пять, а у оленя раз в десять больше (тысяча и 2,5 тысячи акров). У льва и тигра охотничьи угодья около двадцати квадратных километров и даже больше.

Не всегда территория бывает там, где гнездо или логово: утки иногда улетают кормиться за километр и дальше от гнезд. В таких случаях у них два владения: маленькое около гнезда и большое, где птицы кормятся.

Стадо бабуинов, в котором примерно 80 обезьян, владеет территорией около 15 квадратных километров. Но все эти километры павианы обживают неодинаково: есть уголки, где животные почти не бывают. По другим же бродят постоянно. Тут у них и деревья для сна: здесь всегда ночуют. И «столовые» — там павианы обычно кормятся. И площадки для игр, и места для водопоя.

Если воды в округе мало, то там, где она еще есть, иногда собираются на водопой сразу несколько обезьяньих стад, и все пьют вместе. Без ссор и драк. Неважно, на чьей территории вода: хозяева не гонят пришельцев. Видно, водоемы у них в общем пользовании. Напившись, стада расходятся, и редко кто из обезьян уходит в чужое стадо.

Не только у павианов, а, по-видимому, у всех животных территории делятся на небольшие участки, где их владельцы занимаются разными делами: в одном месте спят, в другом чистятся, пьют, едят, в третьем у них нора или другое убежище (и часто не одно). Не где попало отмечают и границы. А у многих есть даже и «уборные»: либо одна, либо множество, но все в определенных местах.

Все эти квартиры, или, вернее, столовые, спальни, детские, санузлы, туалеты и прочие части квартир связывают хорошо вытоптанные дорожки, тропки или менее заметные переходы. Они петляют во всех направлениях по собственной территории, но у границ чужой обычно обрываются.

Причем животные в пределах своей территории не бродят как попало, а ходят обычно только по тем тропам, которые постоянно действующей сетью коммуникаций соединяют места отдыха, кормежки, купания и всего прочего, чем они занимаются изо дня в день. Тропы эти или хорошо видны (у слонов, бегемотов, носорогов), либо мало приметны. Владельцы территории обычно появляются на своих тропах или на определенных местах кормежки, сна, купания и пр. в одни и те же часы: живут, как говорят этологи, по «пространственно-временной системе».

Вот, например, как стереотипно проводят свой день (почти всю жизнь!) индийские носороги, за которыми наблюдал в Ассаме директор Дрезденского зоопарка, профессор Вольфганг Ульрих.

6.30 — пробуждение в «спальне», в гуще высокой «слоновьей» травы, стебли которой, смыкаясь вверху, образуют как бы свод над головой. Проснувшись, носорог по тропе, проложенной в джунглях и закрытой сверху стеблями, словно по тоннелю бредет не спеша в «столовую», на болотистую луговину.

9.30 — трапеза закончена. Жарко стало. Носорог отправляется по тропе, по которой ходит всю жизнь, в место дневного отдыха и купания, к грязевой луже. Там вываляется в грязи, а когда она подсохнет, получится хороший панцирь, защита от докучливых насекомых.

12 часов. Носорог бредет к «спальне» (опять-таки по одной давно протоптанной тропе). Там в тени, среди стеблей «слоновьей» травы высотой пять метров, у него послеобеденный сон.

15 часов. Носорог снова бредет в столовую, на лужайку, где пасется до полуночи. После чего отправляется досыпать остаток ночи в «спальне».

И так изо дня в день. Бывают, конечно, и отклонения от этой «пространственно-временной системы». Например, если день очень жаркий, носорог после купания не идет в «спальню». Он остается в грязной луже и спит здесь, погрузившись в воду. Если же день прохладный и дождливый, толстокожий зверь не спешит покидать утром свою «спальню».



Есть у носорогов (африканских черных) особые места, где они опять-таки в определенные часы чешут свои бока о термитники или стволы деревьев. У индийского носорога такой повадки нет.

А вот «пространственно-временной» стереотип поведения горилл.

После восхода солнца, в 6 часов, гориллы пробуждаются и часа два едят траву и листья разных деревьев.

В 9–10 часов завтрак кончается, наступает полуденный сон и отдых. Обезьяны располагаются в непринужденных позах: кто лежит на спине, кто на животе, на боку, иные сидят, прислонившись спиной к дереву. Не все дремлют или спят, некоторые чистят и вылизывают своих детей, лениво жуют листья.

В 15 часов вожак встает, и все идут кормиться. Бредут не спеша по лесу. Едят, дремлют, греясь на солнце, опять едят. За день проходят метров сто, а то пять километров, как душе угодно или смотря по тому, насколько местность удовлетворяет их аппетиты.

С наступлением сумерек (в тропиках это случается сразу после захода солнца, обычно часов в шесть или в пять, если небо облачное) все гориллы собираются вокруг вожака, и он начинает сминать и сгибать в один центр ветки какого-нибудь куста. Тут все, словно подана команда, которой нельзя не подчиниться, строят гнезда для ночлега. И спят часов 12–13, до рассвета.

«Сила силу силой гонит!» — этот классический принцип власти в природе всегда доминирует над всеми другими прерогативами. Только люди, которые нравственность и равные для всех права ставят выше всего, побеждают силу физическую силой моральной. Животным такие представления недоступны, потому что создаются они не формальной механикой инстинктов, а творчеством мыслящего интеллекта, который развил в себе только человек.

Но как бы там ни было, сильному животному всегда труднее выгнать слабого из его дома, чем самому защитить себя от сильного в собственном убежище. Это, можно сказать, доказано экспериментально.

Мышь, попав на новое место, первым делом нерешительно все вокруг исследует. Сначала окрестности: стенки и закоулки. Потом смелеет и рискует выйти на середину. Когда найдет подходящее убежище для жилья, обретает уверенность. Если в одном помещении встретятся две мыши-новосела, они сразу расходятся. Но позднее, когда пути их вновь сойдутся, одна из них уже смело наскакивает на другую.

Агрессивнее та мышь, которая уже успела обследовать территорию. Потому что, говорит Реми Шовен, «все животные, независимо от их положения в неписаных табелях о рангах, в своем собственном убежище — безраздельные хозяева. Здесь их не потревожит никто, даже доминирующее животное: его отгонят криками и притворной атакой, разыгранной перед входом. Противник будет упорствовать только в том случае, когда животное обосновалось на чужой территории».

И сверчок-переселенец тоже как только найдет незанятую дырочку в земле, сейчас же внимательно все вокруг осмотрит и проверит, не чужие ли угодья захватил. Если нет, сразу чувствует себя здесь хозяином, а вступив в права владения, зорко несет дозор, обходя окрестности всякий раз, когда у него есть время, когда он ничем не занят или попутно, отправляясь за пищей и на другие прогулки. Осматриваясь, он вытягивается на ножках, строго шевелит бдительными усами (в усах у него и обоняние, и осязание, и, возможно, другие чувственные стражи). В своих владениях он нападает даже на сверчков высшего ранга, которые на нейтральной территории тиранят его безбожно. У себя дома он поет громче и дольше.

Рыбы, которые строят гнезда или охраняют свою икру, незадолго перед тем, как приходит пора ее отложить, покидают стаи, и беззаботные гуляки превращаются в беспокойных собственников. У колюшек, цихлид и макроподов «недвижимость» приобретают самцы: первые — на дне, последние — у поверхности.

Кто раньше на незанятое место пришел, тот больше и захватил. Нередко целый аквариум. Но приходят и другие и после упорных боев закрепляют за собой хотя бы сантиметр дна, «а потом по мере возможности исподтишка расширяют свои владения».

Колюшки и цихлиды защищают небольшой участок на дне, вода над ним их мало интересует. Но макроподы, которые строят для икры «воздушные замки» из пены, конфликтуют за каждый миллиметр у поверхности воды.

И лягушки знают формулу «мое — твое». Не все из них квакают, чтобы пленить самок; некоторые, как птицы, пением предупреждают захватчиков, что у этой кочки есть законный хозяин.

Техасские лягушки сиррофисы ближе чем на 2–3 метра друг к другу обычно не приближаются, поэтому на участке шириной и длиной 20 метров живет не больше 8–9 лягушек. Американский исследователь Джеймс пометил всех лягушек, которых смог поймать за пределами восьми таких участков. А потом стал ловить тех, что жили на этих участках. За месяц он выселил с площади 32 тысячи квадратных метров 87 лягушек.

По мере того как место освобождалось, его заселяли лягушками с периферии, и вскоре новоселов на исследованной им земле было уже около половины, старожилов осталось только 54 процента. Некоторые прискакали сюда за сто метров, обычно они так далеко не путешествуют.

Когда же Джеймс выпустил 25 лягушек, пометив их, в густо заселенный район, ни одна из них не смогла там закрепиться. Всех, и слабых и сильных, прогнали законные владельцы. Изгнанных лягушек он позднее находил метров за 150 от того места, где выпустил.

В этом опыте интересно вот что: как только место освобождалось, его тотчас занимали переселенцы с периферии. Но они ведь не были бездомными, каждый владел своей территорией, ничуть не худшей (и не меньшей!), чем вновь занятая. «Так зачем же они уходили, бросив свое и захватив чужое?» — спрашивает Шовен. И отвечает: «Загадка!»

У этой загадки есть отгадка, правда, может быть, не совсем ясная. Я уже говорил, что, по-видимому, всему живому на земле от природы дано неудержимое стремление к расселению, к расширению, как говорят биологи, своего ареала. Не жадность гнала лягушек на пустующие земли соседей, а древний, не осознанный ими инстинкт, который когда-то заставил жизнь заселить все уголки на земле. Он и поныне природой не отменен.

Нико Тинберген, один из основателей этологии, наблюдал в Гренландии за упряжными собаками. Он заметил: у каждой упряжки лаек, как у волков, своя групповая территория. Границы ее строго охраняются: все собаки одной упряжки дружно бросаются на собак другой, когда те нарушают границы чужих владений. Даже самая слабая и потому стоящая в иерархии ниже всех собака, которая перед своими псами буквально ползает на брюхе, даже она вдруг преображается, когда требуется защищать свою территорию от вражеского вторжения: злобно и смело кидается на чужих собак.

Молодежь не знает еще своих границ и бродит где ей хочется. Но молодой пес в возрасте девяти месяцев и больше уже получает жестокую трепку от собак, на территорию которых зашел. С этого же времени собаки-подростки вместе со взрослыми обороняют свои владения.

«Если стаи встречались на границе, разделяющей их территории, где их права были равны, то ни та, ни другая сторона не кидалась в бой. Самцы, особенно вожаки, рычали друг на друга… Напряжение, которое испытывали сильно возбужденные, но вынужденные сдерживаться вожаки, находило выход в действиях, бывших для нас постоянным источником развлечений из-за сходства с человеческими поступками в подобных же обстоятельствах: они срывали раздражение на членах своей стаи, и, если поблизости от вожака находилась собака, занимающая по иерархической лестнице низшее положение, он свирепо рычал на нее или задавал ей жестокую трепку» (Нико Тинберген).

Морской червь нереис, на которого с таким воодушевлением охотятся рыбы, в родной стихии прячется в щелях скал. И в аквариуме ищет, где бы посидеть спокойно, долго ищет укрытия и, если ничего подобного нет, черви свиваются клубком, сплетаясь воедино.

Положим на дно аквариума стеклянные трубочки. Вскоре черви находят их и забираются внутрь. Если трубочек на всех не хватает, бездомный нереис, внимательно обследовав несколько уже заселенных трубочек, пытается забраться в одну из них. Затем события могут развиваться тремя путями: либо новоявленный претендент уйдет подобру-поздорову, либо заберется в дом к его владельцу и они будут мирно жить вместе, либо, наконец, зайдя сзади (не с той стороны, где у владельца трубочки голова), пришелец начнет кусать и рвать челюстями спрятавшегося там нереиса и вытащит его из дома.

Обычно тут же начинается драка: бойцы сходятся головой к голове и кусают друг друга. Борьба продолжается три-пять минут, после чего побежденный червь удаляется. У некоторых видов нереисов драки с себе подобными вне дома редки, у других постоянны и носят выраженный характер борьбы за территорию.

У червей с их малоразвитой нервной системой такое поведение (территориальный императив) атипично. Типично же оно у членистоногих, например, у крабов и стрекоз.

На мелководьях тропических морей, в полосе отливов и приливов, живут манящие крабы рода ука. Самцы этих крабов получили в дар от природы огромную, длиной больше самого краба, левую клешню. Правая клешня непропорционально мала — ненужный, казалось бы, придаток. Впрочем, и от нее есть прок: помогает есть, поднося съедобные куски ко рту.

В отлив манящие крабы покидают норы, и разыгрывается спектакль. Крабы ритмично машут своей огромной клешней: это предупреждение всем другим крабам-самцам, чтобы не приближались к их норке и небольшой территории вокруг нее. Если такого убедительного предупреждения кому-либо оказалось недостаточно и он нарушил границы чужой территории, начинается драка. Крабы фехтуют своими огромными клешнями, и, как при фехтовании на шпагах, далеко слышны звуки ударов «клинка» о «клинок». Но эта дуэль длится недолго, всего несколько секунд. Серьезных повреждений бойцы друг другу не причиняют.

Л. Крейн наблюдал за двумя манящими крабами, посаженными в аквариум. Распорядок дня был у них стереотипный. Поутру просыпались, вылезали из нор, чистились, ели. Затем вдруг словно по команде устремлялись к границе, разделявшей их территории, и начиналась дуэль. Кончалось тем, что более слабый краб прятался в своей норе, а победитель продолжал прерванный боевыми действиями обед.

И так изо дня в день. Казалось, что драка этих крабов — своего рода спорт или игра. И только иногда победивший краб своим поведением доказывал, что тут не игра и не спорт, а дело более серьезное: он вторгался на территорию врага, границу которой обычно не переходил, выгонял противника из норы, а саму нору разрушал, засыпая песком.

Н. Морре залил водой воронку от бомбы — получился небольшой прудик. Затем он принес пять самцов стрекоз одного вида и выпустил их вблизи пруда. Через несколько дней он доставил сюда еще пять стрекоз-самцов. Но принесенные ранее стрекозы уже настолько освоились на новом месте, что сочли его своей законной территорией. Они набросились на новичков и прогнали их. И во все последующие дни на этом пруду было постоянно только пять стрекоз.

Защиту территории, или ревира, М. Джакобс наблюдал у двух видов американских стрекоз. У них были даже устрашающие позы: когда стрекоза-самец встречалась на своей территории с другим самцом, она приподнимала вверх яркоокрашенное брюшко. Это предостерегающий сигнал. Напротив, когда встречалась с самкой, опускала брюшко вниз.

«Эта птица замечательна тем, что даже осенью и ранней зимой не покидает свой ревир, необычно также, что оба пола одинаково окрашены: красная грудь, по которой можно узнать взрослую зарянку, и, наконец, у этих птиц иногда поют и самки». (С. Барнетт).

Когда самец зарянки поселяется в новой, незнакомой ему местности, он поет очень тихо, неуверенно, причем не на ветке, а на земле. Если не услышит никакой песни в ответ, решает, что место здесь не занято. Тогда поет все громче и громче и, наконец, перелетев на сук какого-нибудь дерева или куста, поет в полную силу. Это значит, что он нашел свой ревир и покидать его не намерен. Когда на территорию вторгается другой самец, песня ее владельца звучит еще громче.



Если песня не помогла, не отпугнула вторженца, зарянка прибегает к помощи позы устрашения: демонстрации красного пятна на горле. Пролетает над самой головой соперника и садится напротив, стараясь повернуться так, чтобы красная грудь была хорошо заметна. Приподнявшись на ногах, самец вытягивает голову вверх, клюв смотрит в небо. Красное пятно на груди, не заслоняемое ничем, видно противнику отчетливо.

И это не помогло! Не испугался пришелец. Тогда, но это бывает редко, хозяин ревира бросается в драку с нахалом. Птицы клюют друг друга, пускают в ход когти, так что перья летят.

Этолог Дэвид Лэк купил на рынке чучело зарянки и поместил его в вольеру, где содержались живые зарянки. Они тут же приняли позы угрозы, но чучело никак, естественно, не реагировало на это. Зарянки возмутились и пошли в атаку на наглеца. Даже когда один энергичный самец оторвал у чучела голову, агрессивное поведение зарянок продолжалось.

Категория: ЭТОЛОГИЯ - ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО | Добавил: admin (17.12.2014)
Просмотров: 307 | Рейтинг: 5.0/1
Поиск

РАЗВИТИЕ БИОЛОГИИ

БИОЛОГИЧЕСКИЕ СПРАВОЧНИКИ
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Вход на сайт


    Copyright MyCorp © 2020
    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru